Сергей Владимирович Михалков
посвящается к 95 летию писателя
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Сборники
Рассказы и сказки

15

делают сотни других несчастными...

        Скотт. Чего же хотят эти несчастные?

        Смайда. Они хотят домой, мистер Скотт!

        Скотт.  Ах,  вот оно что? Понятно! Теперь я понимаю, о каких людях идет речь! А вы тоже хотите домой, мисс Ландмане?

        Смайда (спокойно). Да, мистер Скотт. Я тоже хочу домой.

        Скотт. Где же ваш дом?

        Смайда.  Мой дом в Риге.  Улица Кришьяна Барона, дом номер семь, второй подъезд, третий этаж, квартира десять, первая дверь налево.

        Скотт. Вы хорошо запомнили адрес.

        Смайда. Я там родилась.

        Скотт  (прохаживается по  кабинету).  Да-а,  весьма  любопытно!  Весьма любопытно! Это первый случай в моей практике, чтобы человек, находящийся под покровительством такой страны, как Великобритания, изъявил желание вернуться в  страну мрака и  запустения.  Я понимаю тех,  кто едет сейчас в Канаду,  в Бразилию,  в Южную Америку. Они хотят жить в цивилизованном мире! Этих людей я могу понять.

        Смайда. Эти несчастные едут куда глаза глядят, потому что они запуганы. Это для них издают газетки вроде "Голоса латыша" -  газетки,  которые ссорят нас друг с другом.

        Скотт. "Голос латыша" издается вашими соотечественниками.

        Смайда. Это не наш голос, мистер Скотт!

        Скотт. Он издается латышами.

        Смайда.  Латышами вроде Упманиса? Разве вы не знаете, что он предатель, мистер Скотт?  Таким,  как  он,  нельзя ступить на  родную землю!  Его будут судить за  преступления!..  Но  есть и  другие.  Это  те,  которые хотели бы вернуться домой, но стоит им только заявить об этом...

        Скотт. Продолжайте, продолжайте! Я люблю откровенные разговоры. Гораздо лучше сказать все,  что думаешь,  чем держать все это в  себе!  Мне нравится ваша прямота и откровенность. Продолжайте. Мы поймем друг друга.

        Смайда (горячо).  А дети?  Почему Саше Бутузову говорят, что он сирота, когда у  него жива мать?  Что вы хотите с  ним делать?  Зачем он вам?  Я как воспитательница имею право знать это!

        Скотт. Конечно, вы имеете на это законное право.

                  Из-за  портьеры  видны  переминающиеся ноги Саши. Он все

                  еще остается незамеченным.

        Смайда.  Почему вы решили считать Женю Руденко поляком,  когда я  точно знаю,  что он украинец?  Я знала его мать!  Их при мне разлучили!  Мать, как жену русского офицера, увезли в лагерь, а ребенок попал к нам в детский дом.

        Скотт. Возможно. Но это надо доказать юридически.

        Смайда.  Разве это честно?  Разве честно запрещать детям говорить на их родном языке?  Кто дает право Упманису называть их волчатами?  У  меня очень много вопросов к  вам,  мистер Скотт!  Вы извините меня,  но вы сами вызвали меня на этот разговор.

                  Входит Упманис. Смайда не замечает его, потому что сидит

                  спиной  к  двери.  Упманис  за  спиной Смайды показывает

                  Скотту  пустой конверт от письма Яниса. Скотт кивает ему

                  головой. Упманис остается стоять у двери.

        Скотт (Смайде как ни  в  чем не бывало).  Вы можете ехать в  свою Ригу, Смайда Ландмане! Она в развалинах! Воды нет, света нет, трамваи не ходят...

        Смайда (вздрогнув). Это неправда!

        Скотт. Что неправда? Откуда вы знаете, что это неправда?

        Смайда. Это неправда!

        Скотт (неожиданно

 


Фотогалерея

Mihalkov 29
Mihalkov 28
Mihalkov 27
Mihalkov 26
Mihalkov 25

Статьи
















Читать также


Стихотворения
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Михалкова?


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту