Сергей Владимирович Михалков
посвящается к 95 летию писателя
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Сборники
Рассказы и сказки

14

недолюбливать. Идите.

                  Упманис    уходит.    Скотт  входит  в  кабинет,  зажигает

                  настольную  лампу,  подходит к окну и задергивает шторы.

                  Саша    остается    незамеченным.  Скотт  включает  радио,

                  настраивает  аппарат  на  музыкальную  передачу, слушает

                  музыку.  По коридору идет Смайда. Она на ходу поправляет

                  прическу,  приводит  себя  в  порядок.  Подойдя  к двери

                  кабинета, Смайда стучит.

Войдите!

                  Входит Смайда.

        Смайда. Добрый вечер, мистер Скотт! Вы меня вызывали?

        Скотт. Добрый вечер, мисс Ландмане! Да, я хотел вас видеть. Надеюсь, вы не успели еще лечь спать?

        Смайда (сдержанно). Нет... Я читала...

        Скотт.  Садитесь, пожалуйста! (Предлагает Смайде стул. Смайда садится.) Так что же вы читали? Интересный роман? Стихи?

        Смайда. Газету... "Голос латыша"...

        Скотт. Ну, и что же вы в ней вычитали?

        Смайда.  Так...  Все то же самое...  Мне сказали, что вы хотели со мной говорить, мистер Скотт.

        Скотт.    Говорить?    Совершенно  верно.  Разве  мы  сейчас  с  вами  не разговариваем?

        Смайда. Я думала, что-нибудь срочное.

        Скотт.  Нет.  Ничего срочного пока  нет.  Просто я  давно хотел с  вами познакомиться,  мисс Ландмане!  Я хотел познакомиться с вами поближе, потому что многое слышал о вас.

        Смайда. Что же вы обо мне слышали?

        Скотт.    О!    Только  хорошее!    Вы    курите?    (Предлагает  закурить.) Американские!

        Смайда. Благодарю вас, я не курю.

        Скотт.  Похвальная скромность. (Закуривает.) Итак, я очень много слышал о вас. Как вы очутились в этом приюте?

        Смайда.  Я  работала в  нем  до  войны.  Война  застала  нас  в  десяти километрах от  Риги.  Мы  не успели эвакуироваться и  остались в  Латвии.  А потом,  когда немцы начали отступать,  они  насильно вывезли наш детский дом сюда, в Германию.

        Скотт. Почему вы не остались в Латвии?

        Смайда.  Я  не хотела оставить детей.  Я в какой-то мере отвечала за их судьбу, я не могла поступить иначе.

        Скотт.  Я восхищен вашей привязанностью к чужим детям. Мне рассказывали вашу историю.

        Смайда.  Я  не  считаю их чужими.  А  что касается моей судьбы,  то она похожа на судьбу многих женщин,  мистер Скотт!  Просто я  оказалась крепче и выносливее, чем другие!

        Скотт (прислушиваясь к музыке). Вы любите музыку, мисс Ландмане?

        Смайда. Музыку нельзя не любить.

        Скотт. Я в детстве играл на скрипке. Отец хотел видеть меня музыкантом. Я не оправдал его надежд. (Смеется.)

        Смайда.  У нас есть очень музыкальные дети,  мистер Скотт!  Я хотела бы просить вас разрешить нам уроки пения.

        Скотт.  Да,  да...  Я доложу об этом командованию...  Сам я не могу это решить... Я надеюсь, что командование пойдет вам навстречу... Я переговорю с генералом...

                  Пауза. Звучит музыка.

        Смайда. Благодарю вас.

        Скотт.  Да-а,  эта  война  заставила многих  из  нас  испытать  горе  и лишения!..

        Смайда. И унижение и чувство стыда за иных людей...

        Скотт. О каких людях идет речь, мисс Ландмане?

        Смайда.  Я  говорю о  тех  людях,  которые потеряли в  эту  войну самое дорогое,  что есть у человека,  -  совесть! Я говорю о тех немногих, которые

 


Фотогалерея

Mihalkov 29
Mihalkov 28
Mihalkov 27
Mihalkov 26
Mihalkov 25

Статьи
















Читать также


Стихотворения
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Михалкова?


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту