Сергей Владимирович Михалков
посвящается к 95 летию писателя
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Сборники
Рассказы и сказки

12

        Добрынин (встает).  В таком случае я как представитель Советского Союза заявляю протест по  поводу беззаконного и  необоснованного решения вопроса о советских детях!

                  Добрынин  и  Сорокин покидают кабинет. Смайда подходит к

                  Добрынину.

        Смайда (на ходу,  прерывающимся от волнения голосом).  Товарищ майор! Я Смайда Ландмане,  воспитательница этого приюта.  Я советская гражданка!  Нас вывезли из Латвии...  Мне необходимо поговорить с вами...  Мне необходимо... передать вам этот список.

                  Передает  что-то  Добрынину,  идет рядом с ним. Все трое

                  уходят. Англичане молча разбирают бумаги. Все забыли про

                  Сашу.  Саша  стоит  в  стороне, руки по швам. Кук первый

                  замечает  Сашу  и  берет  в руки фотографию, оставленную

                  Добрыниным. Рассматривает ее. Саша наблюдает за Куком.

        Кук (неожиданно).  Пропаганда! Советская пропаганда! (Рвет фотографию и бросает в корзину для бумаги.)

        Саша (хрипло кричит).  Das  ist  meine Mutter!  Моя мама!  (Бросается к корзине.)

        Кук (Упманису).  Уберите ребенка!  Посмотрите,  до  чего его довел этот большевик!

                  Упманис уводит всхлипывающего Сашу.

        Вурст (Упманису). Когда же нас вызовут? Дети устали...

        Упманис. Не до вас, фрау! Сейчас не до вас! (Уводит Сашу.)

        Эйт (Куку). Зачем нам все-таки эти дети, мистер Кук?

        Кук. Не знаю, мисс Эйт! Может быть, затем, чтобы в лесах Канады работал не ваш сын,  чтобы в шахтах Бельгии и на плантациях Аргентины работал не ваш сын,  чтобы в тыл врага с парашютом прыгал не ваш сын,  -  словом, вы должны понять,  мисс  Эйт,  что  не  следует  задавать мне  вопросы,  на  которые с исчерпывающей ясностью вам может ответить только Лондон! Лондон!

        Эйт. Благодарю вас, мистер Кук... Но у меня нет детей...

                  Англичане выходят из кабинета.

        Вурст (Куку).  Простите,  я хотела бы знать, когда нас вызовут для дачи каких-то показаний. Мы ждем с самого утра.

        Кук. Идите домой! Домой! Когда надо будет, мы вас вызовем! Вызовем!

                  Англичане уходят.

        Вурст.  Какие невежи!  Три часа просидеть даром!  А, говорят еще, что у них есть пословица: "Время - деньги!"

                                                                  Занавес

                                                            КАРТИНА ПЯТАЯ

                  Спальня воспитанников в сиротском приюте. Поздний вечер.

                  На  убогих койках, накрывшись серыми байковыми одеялами,

                  лежат  дети.  Рядом,  на  табуретках,  аккуратно сложена

                  одежда.    Под    койками    стоят  ботинки  на  деревянных

                  подошвах. Дети вполголоса переговариваются.

        Толя (Жене). Значит, ты еще не знаешь, кто ты: поляк или русский.

        Женя. Не знаю. Они мне не сказали.

        Толя. А он страшный?

        Женя. Кто? Офицер?

        Толя. Русский офицер.

        Женя. Я не знаю...

        Саша. Он хороший.

        Владис.  Если  вы  не  замолчите,  я  скажу мистеру Упману,  о  чем  вы разговаривали!

                  Мальчики замолкают.

        Толя (Саше, совсем тихо). Он тебе сам дал фотографию?

        Саша. Сам.

        Толя. И ты узнал свою маму?

        Саша. Я ее сразу узнал.

        Толя. А ты ее помнишь?

        Саша. Помню.

        Толя. Она была добрая?

        Саша. Добрая. Мы жили в деревне...

 


Фотогалерея

Mihalkov 29
Mihalkov 28
Mihalkov 27
Mihalkov 26
Mihalkov 25

Статьи
















Читать также


Стихотворения
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Михалкова?


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту