Сергей Владимирович Михалков
посвящается к 95 летию писателя
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Сборники
Рассказы и сказки

11

Это твоя мама,  Саша! Она сама дала мне эту фотографию! Она живет сейчас в Москве! Она ждет тебя домой! Домой!

        Кук (резко).  Я  считаю поведение представителя недопустимым!  Я  прошу господина    майора    ознакомить    комиссию    с    предъявленной  воспитаннику фотографией!

                  Саша  взволнован. Он не отрываясь смотрит на фотографию.

        Саша  (громко).    Моя  мама!    (Добрынину.)  Хочу  домой!  (Протягивает фотографию Куку,  радостно.)  Meine Mutter!  Das ist meine Mutter!  Ich will nach Hause!

                  Англичане      знакомятся      с      фотографией.      Добрынин

                  взволнованно переговаривается с Сорокиным.

        Кук (кладя фотографию перед собой на стол).  Это не имеет существенного значения для решения вопроса. Не так ли?

                  Англичане соглашаются.

        Добрынин (взволнованно). Господа! Ребенок узнал свою мать!

        Кук. Допустим, что это так.

        Добрынин (горячо).  Неужели  возможно какое-либо  иное  решение,  кроме того,  чтобы вернуть матери ее сына? Я не говорю уже о том, господа, что то, чему  я  являюсь свидетелем,  наполняет меня чувством глубокого возмущения и тревоги за судьбу наших детей!  Оторвать ребенка от родной семьи, от родного дома - жестоко! Но насильно лишать его родины, заставить почти совсем забыть родной язык -  это  уже не  просто жестокость,  это бесчеловечность,  навеки калечащая детскую душу! Я требую...

        Кук. Господин майор, очевидно, забыл...

        Добрынин (продолжая).  Я ничего не забыл!  Я все помню и все понимаю. Я требую,  чтобы Саша Бутузов и все другие советские дети,  находящиеся здесь: русские,  украинцы,  латыши, - все, кто бы они ни были, были отпущены домой! Только  домой!  И  отпустить их  -  ваш  долг,  ваша  служебная обязанность, господа!

                  Саша испуганно переводит глаза с Добрынина на Кука.

        Кук.  Насколько я  мог понять интересную речь советского представителя, дело идет о  тех детях,  которых приютило и  о  которых заботится английское правительство.  Не так ли?  К сожалению,  тон этой взволнованной речи скорее напоминает  выступление адвоката  на  судебном  заседании,  чем  выступление советского офицера,  допущенного к заседанию нашей комиссии. Мы заседаем уже четвертый час, а рассмотрели всего пять дел. Не так ли?

        Добрынин.  Меня  не  интересует,  сколько  времени  мы  заседаем!  Меня интересует судьба советских детей и  их будущее!  Я  знаю,  где нахожусь,  и потому беру на себя смелость так выступать!  Я  говорю сейчас от имени сотен матерей и отцов, которым вы, господа, незаконно и бесчеловечно отказываете в праве  на  счастье!  Вряд  ли  ваши  несправедливые решения найдут одобрение честных людей всего мира,  в том числе и сочувствие подлинных представителей вашего,  английского,  народа, испытавшего все тяготы войны! Что вы ответите мне на это, мистер Кук? Что вы ответите мне на это, мистер Скотт?

        Кук.  Мы  солдаты,  и  мы  не  считаем для себя возможным вмешиваться в политику!    К  большому  сожалению,    члены  британской  комиссии  не  имеют возможности выслушивать красноречивые нотации  советского  офицера,  как  бы непосредственны они ни были! Объявляю заседание закрытым!

                  В коридоре появляется Смайда. Она заметно волнуется.

 


Фотогалерея

Mihalkov 29
Mihalkov 28
Mihalkov 27
Mihalkov 26
Mihalkov 25

Статьи
















Читать также


Стихотворения
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Михалкова?


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту