Сергей Владимирович Михалков
посвящается к 95 летию писателя
Поиск по сайту
Поиск по книгам:


Сборники
Рассказы и сказки

89

аккуратностью чисто немецкой,

                                              Он на складе лежал

                                              Среди обуви взрослой и детской.

                                              Его номер по книге:

                                              "Три тысячи двести девятый".

                                              "Обувь детская. Ношена.

                                              Правый ботинок. С заплатой..."

                                              Кто чинил его? Где?

                                              В Мелитополе? В Кракове? В Вене?

                                              Кто носил его? Владек?

                                              Или русская девочка Женя?..

                                              Как попал он сюда, в этот склад,

                                              В этот список проклятый,

                                              Под порядковый номер

                                              "Три тысячи двести девятый"?

                                              Неужели другой не нашлось

                                              В целом мире дороги,

                                              Кроме той, по которой

                                              Пришли эти детские ноги

                                              В это страшное место,

                                              Где вешали, жгли и пытали,

                                              А потом хладнокровно

                                              Одежду убитых считали?

                                              Здесь на всех языках

                                              О спасенье пытались молиться:

                                              Чехи, греки, евреи,

                                              Французы, австрийцы, бельгийцы.

                                              Здесь впитала земля

                                              Запах тлена и пролитой крови

                                              Сотен тысяч людей

                                              Разных наций и разных сословий...

                                              Час расплаты пришел!

                                              Палачей и убийц - на колени!

                                              Суд народов идет

                                              По кровавым следам преступлений.

                                              Среди сотен улик -

                                              Этот детский ботинок с заплатой.

                                              Снятый Гитлером с жертвы

                                              Три тысячи двести девятой.

          1944

          ПИСЬМО ДОМОЙ

                                              Здесь, на войне, мы рады каждой строчке

                                              И каждой весточке из милых нам краев.

                                              Дошедших писем мятые листочки

                                              Нам дороги особо в дни боев.

                                              Они хранят тепло родного дома,

                                              Сопутствуя бойцу в его судьбе.

                                              О, чувство зависти! Как нам оно знакомо,

                                              Когда письмо приходит не тебе.

                                              О, письма из дому! Мы носим их с собою,

                                              Они напоминают нам в бою:

                                              Будь беспощаднее с врагом на поле боя,

                                              Чтоб враг не истребил твою семью!

                                              Мы были в городе развалин и воронок

                                              Разграбленного немцами жилья.

                                              Я видел мальчика. Лет четырех ребенок.

                                              Он был убит. И сына вспомнил я.

                                              Мы были в городе. Как грозный знак проклятья,

                                              Труп женщины лежал на мостовой.

                                              Растерзанное ситцевое платье,

                                              Застывшая рука над головой.

                                              И я подумал: как же быть такому?

                                              Быть может, кто-нибудь, как я, таких же лет,

                                              Ждет от жены письма, письма из дому

                                              От этой женщины. А писем нет и нет...

                                              Мой верный друг, товарищ мой надежный!

                                              Мы на войне. Идет жестокий бой

                                              За каждый дом, за каждый столб дорожный,

                                              За то, чтоб мы увиделись с тобой!

                                                    Южный фронт. 1941 год

          ОТКУДА ТЫ?

                             

 


Фотогалерея

Mihalkov 29
Mihalkov 28
Mihalkov 27
Mihalkov 26
Mihalkov 25

Статьи
















Читать также


Стихотворения
Голосование
Знакомы ли Вы с творчеством Михалкова?


ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту